Раздел для партнёров

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
ГлавнаяНовости

Борьба на рынке ПК обостряется!

14.10.2016

Компьютерный гигант Lenovo опять приобретает очередной ПК-бизнес, на этот раз у Fujitsu, вендора в этой области относительно некрупного, но известного. Для Fujitsu, занимающей девятую строчку в мировом рейтинге производителей ПК (согласно IDC), данная сделка является прекрасным шансом с выгодой избавиться от непрофильного бизнеса, чтобы сосредоточиться на стратегических направлениях (заметим, что токийская биржа уже положительно отреагировала на такие действия японской корпорации).

Для Lenovo аналогичное приобретение далеко не первое, более того, такая новость мало кого удивляет. Напомним, что вендор из Китая в 2005 году получил мировую известность, купив у корпорации IBM году подразделение Personal System Group, занимавшееся ПК-бизнесом. В то время компания Lenovo была мало кому известна за пределами Китая, но с тех пор ситуация радикально изменилась. Сегодня Lenovo является глобальным вендором «номер один» — по данным второго квартала 2016 года, продукция компании занимает 21,1% мирового рынка ПК в натуральном выражении, ненамного опережая ближайшего конкурента НР, который занимает 20,7% (данные IDC).

В последствии Lenovo не раз повторял аналогичные действия, покупая крупные «компьютеростроительные» компании и отельные подразделения, работающие в сегменте ПК в разных регионах мира. В чем красота и эффективность такого подхода?

Производственные мощности приобретаемых компаний, на которых идет сборка компьютеров, конечно, являются активом, но в современном мире далеко не самым актуальным. Вряд ли такие активы могут сильно заинтересовать Lenovo, даже если таковые у покупаемой структуры существуют — ведь большинство систем собирают ОЕМ-производители в Китае.

Приобретение вместе с ПК-бизнесом соответствующих разработок, патентов, ноу-хау и прочих элементов, обеспечивающих уникальность бренда — уже интересней для современного бизнеса. Правда, в данном случае компании-покупателю предстоит огромная и сложная работа по интеграции купленных элементов в собственную бизнес-систему — от разработки и производства до брендирования и продвижения. Представьте, например, масштабность и сложность задачи по преодолению внутренней конкуренции между похожими линейками продукции! Решение этих задач вполне возможно — справилась же Lenovo после покупки в 2014 году у IBM бизнеса х86-серверов с «перебалансировкой» оказавшихся у нее двух линеек продукции: собственной и новоприобретенной. Но проблема в другом — подобных задач сотни! Масштаб у них, конечно, разный, но они требуют решения на самых разных уровнях: техническом, логистическом, производственном и т. д. Для внешнего наблюдателя они остаются практически невидимыми, но для грамотного использования новых элементов, доставшихся после покупки бизнеса крупного производителя, обладавшего уникальной технической культурой и маркетинговой политикой, покупателю понадобятся значительные усилия, которые потребуют привлечения огромных ресурсов, что стоит немалых денег.

Конечно, с масштабностью покупок Lenovo у IBM обоих x86-направлений — персональных систем в 2005 и серверов в 2014 — не сравнятся другие приобретения, но они тоже были весьма интересными, потому как иногда приобретаемые корпорации были не только крупными (в частности, купленная в 2011 году немецкая Medion занимала лидирующие позиции на западноевропейском рынке), но и обладали своей историей и уникальными особенностями. Например, в 2012 китайская корпорация купила бразильскую фирму ССЕ, основанную в 1964 году, на два десятилетия раньше самой Lenovo, которая была создана только в 1984! На момент приобретения бразильский вендор занимал прекрасные позиции как на внутреннем рынке своей страны, так и во всей Латинской Америке. Заметим, что в то время рынки стран BRICS демонстрировали прекрасную динамику, в частности, бразильский рынок ПК был «номером три» в мировом рейтинге, уступая только китайскому и американскому. Покупая бизнес ССЕ, Lenovo получила контроль над семью заводами покупаемой компании и, что важнее, практически удвоила собственный контроль над бразильским рынком ПК — до сделки компьютеры китайской корпорации занимали в натуральном выражении 3,6% локальных продаж, после сделки доля увеличилась до 7%.

Вот и еще один ответ на вопрос о том, зачем глобальный вендор скупает локальные компании — прежде всего, чтобы получить их доли на рынках, заполучив контроль над развитыми и исправно работающими сбытовыми сетями. Конечно, от покупателя потребуется некоторая работа для обновления ранее существовавших у купленной компании связей с дистрибуторами, ритейлерами, интеграторами и VAR, но она потребует много меньших вложений средств и займет существенно меньше времени, чем понадобилось бы до сравнимых размеров собственной сети. Показатели роста продаж компьютеров и увеличение контролируемых долей рынка, достигаемые после подобных сделок, без сомнения, понравятся инвесторам, что окажет положительное влияние на курс акций, но это уже совсем другая история.

Ситуация с покупкой японской Fujitsu, на первый взгляд, менее выразительна, чем история шестилетней давности с покупкой бразильской ССЕ. Там Lenovo выразительно удваивала свое присутствие на локальном рынке, а тут изменения в глобальном раскладе, на первый взгляд, совсем незначительные: к своим 21,1% китайская компания добавляет 1,1% мирового рынка, занимаемого продукцией японского вендора. Но, заметим, при этом отрыв китайской компании от ближайшего конкурента, который сейчас исчисляется долями процента, возрастает!

Источник: Александр Маляревский, внештатный обозреватель CRN/RE